Импортозамещение, как первый этап создания экспортного потенциала

Ковалев Юрий Иванович, Генеральный директор Национального Союза свиноводов, рассказал редакции «1001 темы об агропроме» о ситуации в свиноводстве России в конце 2015 года

У нас уже есть оценочные данные 2015 года.

NSS_01.12.15_1001tema.ru_Filberd_DOK_9184

Импортозамещение в свиноводческой отрасли — это реальность, а не фетиш. Я представляю бизнес, и нас, прежде всего, волнуют вопросы бизнеса, зарабатывание прибыли — это и есть безопасность экономики страны.

Еще в 2012 году мы импортировали два с половиной миллиона тонн мяса. Миллион двести пятьдесят тысяч из этого — свинина, практически половина. Это примерно 750 тысяч прямых и косвенных рабочих мест, которые были не в России, а за рубежом. Поэтому совершенно очевидно перед нами стояла задача вернуть наш рынок. А это 7-8 миллионов тонн дополнительного потребления зерна. С точки зрения бюджета областей, доход от производства и продажи зерна составляет менее чем 10% от производства и продажи мяса, если зерно пошло на корм. То есть чем глубже переработка, тем больше отчисления в бюджет, соответственно, и выше дополнительная прибыль. Именно в этом цель импортозамещения для бизнеса.

Если посмотреть на этот график, то видно, что к 2005 году, когда был принят Национальный проект, производство свинины упало в 5 раз по сравнению с 1990 годом! С этого времени, промышленное производство свинины возрастает в 6 раз за 10 лет. Даже за меньший срок, так как в 2005 году были приняты решения, первые инвестиции пошли в тоже в 2006, а реальные приросты начались только в 2008, так как уходит до 2-х лет от строительства до реальной отдачи.

В результате, на сегодняшний день мы имеем отрасль, одну из самых современных по оснащению. Есть только одно но — все это в кредит. Два года назад мы находились в середине инвестиционного цикла — половина кредитов выплачена, сейчас мы уже перевалили за середину, и кредитная нагрузка начинает снижаться. Именно из-за такой огромной кредитной зависимости мы — и отрасль, и государство вынуждены поддерживать очень высокую рентабельность, иногда даже до 40%.

Государство поддерживает отрасль по нескольким направлениям. С 2003 года введены квоты на ввоз мяса. Это обеспечивает отсутствие демпинга на рынке. Вторая серьезная поддержка — субсидированные кредиты. И, конечно, нулевая ставка налога на прибыль, которая применяется для всего АПК, а это очень полезная мера поддержки, которая позволяет всему АПК, в том числе и свиноводческой отрасли выплачивать кредиты, развиваться и не становиться банкротами. Точно также развивалась Европа после Второй Мировой войны.

Если смотреть на ситуацию в целом, с учетом ЛПХ, то общее производство свинины возрастает в 2 раза. Учтем, что по многим причинам доля ЛПХ снижается.

Учтем также, что, начиная с 2013 года, доля импорта тоже начинает снижаться.

Это было еще до введения санкций и ответного эмбарго. Более того, в 2012 году мы вступили в ВТО, и эта динамика отмечена на фоне открытого рынка и обнуленных пошлин. Конечно, остались ограничения поставок дешевой свинины, например, выращенной с использованием гормона роста рактопамина. Такие же ограничения есть и в Евросоюзе, и в Китае. Но на свиноводческую отрасль ситуация с санкциями и антисанкциями не особо повлияла, так как тренд был задан раньше — 400 миллиардов рублей инвестиций.

За 90-е годы упало не только производство, но и потребление.

Потребление упало в почти 2 раза! Это была огромная трагедия, показывающая, как рухнул в те годы уровень жизни. Но уже с 2000 по 2013 потребление свинины выросло в 2 раза, и поэтому при росте производства импорт не снижался. И только в 2013 году потребление приблизилось к нашей норме, и больше расти существенно уже не может.

Падение импорта в 2014-2015 году ускорилось из-за девальвации, так как импорт стал запредельно дорог. В этом главная опасность импортозависимости. А с производством мяса есть еще и опасность эпизоотий в мире. Например, из-за АЧС закрыт Евросоюз, причем, еще до санкций, с января 2014 года.

Реально мы снизили импорт на 1.3 миллиона тонн, при этом потребление практически не снизилось. И со второго места по объему импорта переместились на шестое, и уверен, что в 2016 году мы еще отодвинемся.

На 2015 год импортозависимость составляет 10%, при установленной целевой планке в 15%. Но успокаиваться пока рано, так как потребление может повыситься или из-за повышения уровня доходов, или из-за снижения цены на свинину, и этот процент может увеличиться. Поэтому процесс инвестирования еще не закончен.

Есть тезис, что да, импортозамещение есть, но наше новое производство неэффективно. Но так можно судить только по потребительской цене. Реальная картина представлена на слайде ниже:

При этом высокоэффективные — это вновь построенные фермы, просто эффективные — модернизированные, а низкоэффективные — это старые фермы. Наши новые предприятия по эффективности сейчас не хуже, а во многом и лучше европейских ферм.

Сейчас у нас уже почти 60% новых ферм, с новыми технологиями.

Модернизированные фермы также будут уходить с рынка, так как у них нет перспектив, и они сейчас живут за счет высокой оптовой цены, которая снизится, как только снизится кредитная нагрузка на новые фермы.

Одновременно с выращиванием свиней, развивается и подотрасль убоя. В 2010 году появились первые современные предприятия, а в 2015 году более половины голов забиты и разделаны на современных или модернизированных предприятиях.

Причем, это охлажденная свинина, а не замороженная. Каждые полгода вводятся огромные современные бойни, и к 2020 году ожидается порядка 75% переработки на современных линиях (на основе данных, собранных Союзом Свиноводов).

Стоит отметить, что с 90-х годов в процентном соотношении общего потребления мясной продукции доля свинины остается постоянной. Дорогая говядина в рационе потребителя заменяется дешевым мясом птицы, в том числе и в мясных продуктах.

Конечно, есть миллион проблем — не хватает кадров, не хватает опыта, полно менеджерских ошибок. Но это все приходит со временем — есть тренд развития, и никуда от него не денешься. Опыт приходит во время работы.

NSS_01.12.15_1001tema.ru_Filberd_DOK_9189

Мы ожидаем, что в течение трех-пяти лет промышленное свиноводство вырастет почти на 50%. Оно обязано вырасти, так как уже есть реальные бизнес-планы. При этом ТОП 20 увеличат свое производство в 2 раза. Но общее производство увеличится только на 25%, так как ЛПХ продолжат стремительное снижение. Именно поэтому нужен рост новых, современных предприятий вместо ЛПХ и тех старых, которые пока существуют. В результате оптовая цена на свинину будет, однозначно, снижаться. Стоит заметить, что и розничные цены сейчас, при наличии инфляции, не растут. И в ближайшие 2-3 года относительная цена, с учетом инфляции, и на птицу, и на свинину будет снижаться — это и есть заслуга развития собственного производства. Мы перестали зависеть от курса рубля при импорте, и цены зависят только от внутренней конкуренции.

Главный вызов 2015 года — стоимость кредита. В отрасль уже вложено 600 миллиардов, надо вложить еще 200. Да, государство ответило на повышение кредитной ставки и увеличило часть компенсации, но все равно эффективная ставка остается очень высокой. По этой причине, часть проектов, которые планировалось запускать в 2015 году, отложены на более поздний срок.

Свиноводство не только само успешно осуществляет импортозамещение, но и что важно, выступило локомотивом для других отраслей.

Например, в этом году мы животных не завозили, только сперму, know-how и технологии. Производство комбикормов теперь полностью на территории России. А компоненты премиксов пока еще большей частью завозятся. Но имея такой рынок сбыта, все эти подотрасли с той или иной скоростью создаются в России или локализуются. Несмотря на двукратную девальвацию рубля, итоговая себестоимость свинины выросла только на 5% — некоторые производства, наверное, и не стоить перетаскивать на территорию России и по экономическим и экологическим причинам.

Если окинуть взглядом 2015 год, то в тенденциях он подтвердил наши прогнозы, но высокая кредитная ставка не позволила запустить некоторые проекты. 15-17% делают невозможным пока такое же активное развитие, как было раньше, но проекты уже проработаны в деталях и ждут возможности получения адекватного кредита. Спад потребления, как показатель реальных доходов населения, к сожалению, оказался не меньшим, чем он виделся нам в начале года. Но к концу года мы видим, что есть намерения снижать ключевую ставку и, надеемся, что снижение покупательской способности населения остановится. Товарооборот в магазинах сократился довольно значительно, но потребление мяса пока остается на прежнем уровне, что вызвано, как я уже говорил, отставанием повышения цен на мясо от инфляции, которое стало возможным с таким бурным развитием отрасли за последние 10 лет.

NSS_01.12.15_1001tema.ru_Filberd_DOK_9190