В этом уверена Наталия Юрьевна Козлова, Директор НП «Нацплемсоюз».

1001Тема: О чем Вы нам сегодня расскажете, о Вашей работе на новой ферме или о Племсоюзе?

Н. Ю. К.: Наверное, не бывает у нас отдельно фермы и отдельно Племсоюза. Потому что любой союз, прежде всего — объединение ферм. И корова у нас первична. И вот сейчас очень много говорится, что надо произвести больше молока, вырастить больше коров, больше их продать, увеличить поголовье племенных коров — государством выделяются огромные деньги на субсидирование этого процесса, есть и выполняется программа до 2018 года, с каждым годом денег предполагается все больше и больше.

Я уже третий раз участвую в конференции компании DeLaval «Продуктивное долголетие коров». И продуктивное долголетие — как раз то, что объединяет и племенных коров, и не племенных, и проблемы с недостатком молока, и проблемы с выявлением и выбраковкой коров, с соответствующей нехваткой ремонтного молодняка и с отсутствием племенного молодняка и многое, многое другое.

Общаясь с разными инвесторами, очень часто видишь, что люди подходят к корове, как к скотине. Хотелось, чтобы к ней подходили как к кормилице, понимали, что комфорт и кормление являются основой продуктивного долголетия. Пусть люди задумаются, какие казематы они построили для своих новых коров, а потом удивляются, почему эти новые коровы не хотят жить в концлагере!

Очень хочется, что бы эта конференция все больше и больше ширилась, и ее результаты были выражены в том, чтобы мы увидели, наконец-то, правильно построенные фермы, увидели счастливых коров. Если корова будет счастлива, будет счастлив и ее собственник, потому что эта корова всегда даст ему достаточно молока, достаточно телят, достаточно денег.

1001Тема: Какое Ваше отношение к инициативе Минсельхоза по выращиванию телят в приусадебных хозяйствах?

Н. Ю. К.: Я скажу так, у этой идеи есть две, даже три подоплеки. Первое, это очень красивая идея на бумаге, с другой стороны, в настоящих условиях, это абсолютно нереально по ряду причин, не зависящих от Минсельхоза, и третье, это дело стоит, что бы на него посмотреть не один раз, а дважды, или даже трижды. Дело в том, что если мы говорим о недостатке скота, то, в принципе, ЛПХ — это тот ресурс, который есть уже сейчас, который мог бы существенным образом восполнить недостаток товарного молодняка. При надлежащих условиях кормления и содержания.

 У меня был опыт работы на предыдущей ферме — скот был никакой, то есть не племенной, обыкновенный, но были нормальные условия содержания, кормления и комфорт для коров. И получались прекрасные надои под 9 000-10 000.

С другой стороны, мы забываем, что это чистая технология, есть еще и ветеринария. И вот каким образом смогут потом комплектоваться фермы этими коровами из ЛПХ, кто там будет выращивать этих телочек, чем их прививать? И какую беду мы привезем себе на ферму, скупив по городам и весям очень упитанных, сытых, гладеньких частных телочек — вопрос открытый.

Именно об это споткнулись, комплектуя крупные комплексы в советское время — ветеринарные вопросы. Этот аспект, в принципе неплохого и довольно дельного предложения, он является очень важным и может обесценить всю программу.

Все это можно организовать, но частный сектор — это частный сектор, и организации он подлежит очень плохо.