Козы и коровы для залога по кредитам

Власти Зимбабве надеются таким образом стимулировать кредитование и экономику страны

В Зимбабве правящая партия президента Роберта Мугабе предложила законопроект, позволяющий использовать коз, коров и овец в качестве залога по банковским кредитам. Для этого их и другие "движимые" активы нужно будет зарегистрировать в Центробанке. Также закон обяжет коммерческие банки принимать их в качестве залога. Власти надеются таким образом стимулировать кредитование и экономику страны.

Министр финансов Патрик Чинамаса заявил парламенту, что в качестве таких активов могут использоваться машинное оборудование, автомобили, домашний скот и дебиторская задолженность.

По его словам, реформа будет "способствовать вовлечению в финансовую сферу малого и среднего бизнеса, женщин, молодежи и других групп с недостаточным доступом к банковским услугам" и "увеличит доступность кредитов".

Но у банкиров вызывают беспокойство формулировки, описывающие активы для залога, ведь многие из них могут быстро потерять в стоимости. Кроме того, те, кто захватил контроль над коммерческими фермами в результате спорных земельных реформ Мугабе около 20 лет назад, до сих пор испытывают проблемы с использованием этих земель в качестве залога, поскольку документы о праве собственности остаются у прежних владельцев.

В ряде других африканских стран, включая Нигерию, Гану и Малави, кредиторы принимают домашний скот и движимое имущество в качестве залога. Но в Зимбабве власти предложили законопроект на фоне проблем, которые испытывают местные банки из-за нехватки долларов США. Они стали основной валютой страны с тех пор, как зимбабвийские доллары были выведены из обращения в 2009 г.

Этому предшествовал крах экономики и период гиперинфляции, из-за которой моментально обесценивались даже банкноты номиналом 100 трлн зимбабвийских долларов.

Экономика Зимбабве стабилизировалась после долларизации в 2009 г. и даже хорошо росла в течение короткого времени. Но затем стала страдать из-за значительной нехватки долларов, ухудшающегося инвестиционного климата и политической неопределенности (находящемуся у власти с 1980 г. Мугабе уже 93 года).

В 2016 г., пытаясь восстановить ликвидность в финансовой системе, правительство ввело альтернативную валюту.

Сейчас в обращении находятся банкноты этой валюты примерно на $110 млн, но наличные продолжают утекать из страны, так как промышленный сектор деградировал и сильно сократился и страна очень сильно зависит от импорта.

На фоне усугубления кризиса спрос на банковские кредиты вне государственного сектора снизился.

По данным Всемирного банка, в 2013 г. кредиты брали две трети населения страны, а в 2014 г. – только 4%. Кредитование бизнеса застопорилось, сохраняясь последние три года на уровне около $3,6 млрд.

За этот же период доля займов, выданных частному сектору, сократилась с 90% от совокупного объема кредитования внутри страны до 60% с небольшим.

Это отражает не только нехватку спроса на кредиты со стороны бизнеса, но и рост беспокойства банков, а также дефицит валюты. Последнее стало причиной того, что жителям Зимбабве теперь разрешено снимать в банкоматах не более $50 в день и вывозить за границу не более $1000.

"Каждый месяц мы ввозим в страну миллионы долларов, но затем эти деньги исчезают в частных накоплениях или утекают за границу, и мы их больше не видим", – говорит банкир из столицы Хараре.

Источник