Придя в магазин, мы видим на полках широкий ассортимент молочной продукции по вполне себе мировым ценам. Но не спешите радоваться за молочную отрасль страны. Казахстанские фермеры, занимающиеся молочным животноводством, едва сводят концы с концами, получая за свою натуральную продукцию копейки. В то время как под яркими этикетками в супермаркетах зачастую скрываются суррогаты по завышенным ценам.

Опыт кризиса

Директор работающего в Карагандинского области крупного зернового ТОО «Енбек-95» Олег Бесплемянный рассказывает, что кризисный период 90-х годов сумел преодолеть только лишь благодаря производству молока. Его хозяйство было создано на руинах совхоза, имевшего молочную специализацию. Помимо бескрайних полей, старой техники и долгов, новые владельцы получили в наследство от совхоза и дойное стадо.

Вовремя сообразили, что пускать его под нож невыгодно. Напротив, поставили небольшую линию по упаковке и стали отправлять в город молоко, сметану и творог собственного производства. Всё свежее и натуральное.

Спрос оказался хорошим, и потихоньку хозяйство встало на ноги - так что и технику сумели обновить, и с долгами расплатиться.

- В 1998 году мы уже смогли наличкой вовремя выдавать заработную плату своим работникам. Пусть это были не такие большие, но, тем не менее, живые деньги. В то время на селе это было редкостью, - вспоминает Олег Бесплемянный.

В 2001 году всё имевшееся дойное поголовье из-за распространившейся болезни пришлось забить. Трагедией для хозяйства, успевшего окрепнуть «на молоке», это не стало. Оно полностью сконцентрировалось на производстве зерна, став одним из лидеров региона по урожайности.

Но так случилось, что к новому витку кризиса ТОО «Енбек-95» опять подошло с молочным проектом. На площади в 40 га с нуля отстроен комплекс, где можно содержать до 600 голов дойного стада. В июне планируется запустить сюда первую партию породистых тёлок, дождаться приплода и начать производство молока. Олег Бесплемянный полагает, что этот проект, как в недалеком прошлом, поможет хозяйству пережить очередной трудный период в экономике страны.

Однако у многих специалистов отрасли есть сомнения в том, что в настоящий момент молочный проект окажется экономически оправданным. Причина в том, что рынок молочной продукции 90-х годов и нынешний принципиально отличаются.

А именно: сейчас на нём появился новый игрок - сухое молоко. Он играет не по правилам, сбивая цены на натуральное сырье и не давая отечественной молочной отрасли развиваться.

В октябре 2013 года Министерством сельского хозяйства РК был разработан «Мастер-план развития перерабатывающей промышленности в Республике Казахстан до 2020 года». Молочная отрасль в документе была названа одной из приоритетных, ее состояние анализировалось на основе данных статистики за 2012 год. С той поры картина принципиально не изменилась и выглядит так: в целом по году объем молока, сданный на переработку всеми крестьянско-фермерскими хозяйствами страны, составил 501 тыс. тонн. За тот же 2012 год в Казахстан было импортировано 28 тыс. тонн сухого молока, еще 2 тыс. тонн порошка были произведены внутри страны. Это позволило получить 220 тыс. тонн восстановленного напитка, который также был использован для переработки и изготовления молочной продукции, констатирует собкор издания «КазахЗерно.kz».

Цифры говорят сами за себя: молочный напиток на основе сухого порошка составляет почти половину объема «живого» молока, которое производят все фермерские и крестьянские хозяйства страны. Это давление и определяет ценовую ситуацию на рынке.

Сырьевой придаток

О том, как непросто выживать в нынешней ситуации на молочном рынке, на своем примере нам рассказали в селе Белагаш Карагандинской области, где работает крестьянское хозяйство «Альянс».

- Летом закупочная цена на литр молока была 50 тенге, - говорит Марат Сабиев, один из фермеров, входящих в «Альянс».

- При этом, литровая бутылка воды в магазине стоит 80 тенге. Как такое может быть, что вода дороже молока? Сейчас зима, и заводы закупочную цену немножко подняли. У нас в январе молоко забирали по 75 тенге за литр. Но опять же - дешевле воды.

Причем, летом, когда молока будет много, цены снова снизятся. В этой ситуации мы только и можем, что сводить концы с концами. Ни о какой прибыльности речь не идет.

При этом в магазинах молоко продается по цене в 2 - 3 раза выше закупочной - от 180 до 280 тенге. Переработчики не скрывают, что в продукте «молоко питьевое» стоимость сырья - далеко не основная статья расходов.

На днях крупная казахстанская агрокомпания на своем сайте привела «Расходы на производство упакованного молока». Доля сырья в стоимости конечного продукта обозначена в 10 - 25%. Остальные расходы - зарплаты, упаковка и маркетинг.

Получается, фермеры несут всю основную тяжесть в производстве молока (заготовка кормов, содержание животных, дойка), а переработчики снимают сливки с этого труда, ограничивая собственные усилия лишь пастеризацией, упаковкой и доставкой продукта.

Что же заставляет фермеров соглашаться на незавидную роль дешевого сырьевого придатка при переработчиках?

Все дело в нём, игроке, играющем не по правилам - сухом порошке. Достаточно беглого взгляда на цифры, чтобы понять - нынешняя стоимость «живого» отечественного молока чётко привязана к стоимости сухого. Килограмм импортного порошка можно купить по цене примерно в 2 доллара. Вливаешь в этот килограмм воду и получаешь 10 литров молока, внешне не отличающегося от оригинала «made by korova».

С такой «технологией» переработчикам даже рост курса доллара не страшен - он растворяется в 10 литрах воды и стабильно держится на уже упомянутых фермерами 75 тенге за литр молока. А не захочет фермер «сдаться» по этой цене - его натуральную продукцию, не моргнув глазом, заменят импортным сухим порошком и оставят один на один со своими никому не нужными молочными реками.

Неравные условия

Могут ли конкурировать отечественные фермеры с импортным порошком? Вопрос не так прост и делится на две части.

Первая - экономическая. Себестоимость производства молока в Казахстане не может быть ниже, чем в странах с более мягкими климатическими условиями - Франция, Беларусь, Россия, Кыргызстан, откуда к нам и идут основные поставки сухого молока. Коровам нужно получать сочные корма, чтобы шла лактация. В нашем климате на пастбищах это возможно лишь в мае - июне. Потом друг за другом следуют летняя засуха, осеннее увядание и зимние холода.

Так что фермерам на большую часть года приходится заготавливать серьёзные объемы силоса, сенажа, фуража, что сказывается на себестоимости конечного продукта.

Вторая часть вопроса о конкурентоспособности - правовая.

Поскольку молоко - продукт скоропортящийся, местные производители имели бы шанс на конкуренцию даже с более дешевым порошкообразным импортом за счет высоких качеств своего «живого» молока. Но для этого государство должно обеспечить прозрачность информации о том, что, как и из чего изготавливается. Чтобы потребитель своим выбором в пользу натуральности поддерживал именно отечественного фермера.

Однако, несмотря на существование требований к производителям указывать состав молочной продукции, выполняют их далеко не все. На пачках зачастую нет информации о том, что «молоко» на самом деле - молочный напиток, восстановленный из порошка.

Можно вспомнить выступление на этот счет Президента РК Нурсултана Назарбаева на форуме приграничного сотрудничества в сентябре 2015 года. Говоря о поставках молока из Беларуси, глава государства отметил, что необходимо разработать новые стандарты и технические регламенты с требованием четкого указания состава продуктов.

«Сейчас элементарно нет четкой грани между натуральным и восстановленным молоком. Порошок разбавляется и продается. Это совсем не цельное молоко, это молочный напиток, он на Западе таким и считается, а продается по таким же ценам, по которым продается наше молоко. Наши товаропроизводители говорят: «Как же так?».

Должна быть справедливая конкуренция между производителями натурального и восстановленного молока», - отметил Нурсултан Назарбаев.

При этом, как уже показала статистика, сухое молоко используется не только зарубежными, но и отечественными производителями молочной продукции, усугубляя и без того непростую жизнь казахстанских фермеров.

Суррогатный результат

Не говоря уж о разнице вкусовых характеристик натуральных и восстановленных молочных продуктов, обратим внимание на то, что вопрос использования порошка имеет и медицинскую составляющую.

Еще в июне 2013 года на сессии Мажилиса депутат Дарига Назарбаева поднимала вопрос опасности для здоровья казахстанцев использования молочного порошка. Она отметила, что отечественные производители молочной продукции закрывают дефицит натурального сырья поставками порошка из-за границы. При этом не соблюдается технический регламент, отсутствует маркировка на товарах, население не информировано о вреде порошкового молока.

«Ученые говорят о том, что оно является причиной инсультов, инфарктов, онкологических заболеваний», - подчеркнула Дарига Назарбаева.

Сами производители молочной продукции предпочитают делать вид, что проблемы тут никакой нет. Мол, «сушка» молока - это нормальный технологический процесс, позволяющий сохранить все качества изначального «живого» продукта.

На днях один из молокоперерабатывающих заводов Центрального Казахстана поместил на своей страничке в соцсети пространную цитату из интервью с владельцем предприятия. Бизнесмен откровенно сообщает, что его завод на натуральном молоке работает с марта по октябрь. А с ноября по февраль плотно «сидит» на порошке.

Дело в том, что производство молока в Казахстане имеет ярко выраженный сезонный характер. И если пик надоев приходится на июнь (порядка 700 тыс. тонн, по данным Комитета по статистике МНЭ РК), то минимум - на январь (200 тыс. тонн).

Бизнесмен заявляет, что готов работать на свежем молоке, но зимой его просто нет, и использование порошка для его предприятия является вынужденной мерой. Но позвольте, господин переработчик, а кто виноват в том, что молочная отрасль настолько слаборазвита, что не обеспечивает стабильных круглогодичных поставок сырья?

Ответ один: виноваты сами переработчики, которые зимой имеют лазейку в виде возможности привезти вагон сухого молока из Беларуси и разводить его водой, ожидая, пока фермеры сведут концы с концами, и весной от безвыходности обеспечат завод таким нужным (но таким дешевым) сырьем.

Не будь этого «волшебного» выхода, молокозаводы вынуждены были бы поднимать закупочные цены до уровня, позволяющего фермерам развиваться. Достойная оплата труда позволила бы молочным фермам встать на ноги и получать высокие удои круглый год. Для этого крестьянам нужно сделать две вещи: расширить поголовье и обеспечить его сочными кормами. А это возможно только при наличии денег, которые сейчас в виде сверхприбылей оседают в карманах переработчиков, продающих воду дороже молока.

Сергей Буянов

Источник