Саяпины отвечают на вопросы агропресcы

На пресс-брифинге компании Lely Александр Саяпин и его жена Ирина отвечали на вопросы журналистов

(Еще раз оговариваю, что, как фотограф, я не следил за тем, кто какой вопрос задает, а смотрел, чтобы лица у журналистов соответствовали моменту. Поэтому в статье лица будут просто видны около чьих-то вопросов. Допускаю, что где-то лицо и вопрос даже совпадут! ) Н. Докучаев)

Вопрос. Когда вы перебрались в Калужскую область? Сколько роботов установили по программе «100 роботов»?

Lely-RUS-DNW_03.12.15_1001tema.ru_Filberd_DOK_9294

Александр Саяпин: «Все наши роботы получены по этой общероссийской программе. А по программе Калужской области — шесть последних роботов. Это был один из резонов, почему мы в 2012 году переехали из Тульской области в Калужскую. За первых двух роботов я получил 60% возмещения, это был один год, и я понял, что не будет второго шанса так резко стартануть, плюс дали грант на переработку

Lely-RUS-DNW_03.12.15_1001tema.ru_Filberd_DOK_9371

Поддержку Калужская область обеспечивает очень хорошо. Землю они сами оформляли. Я только подписал договор — никуда не бегал, ничего не оформлял, не судился, как в Туле. Даже электричество подвели к участку. Я только трансформатор купил и 500 рублей заплатил за подключение».

 

Вопрос. Какое поголовье у Вас сейчас?

Lely-RUS-DNW_03.12.15_1001tema.ru_Filberd_DOK_9277

Александр Саяпин: «Сейчас стадо не укомплектовано, коров завезли на полгода позже, чем я ожидал. Сейчас 3 робота не работают, законсервированы в ожидании отелов, которые начнутся с конца декабря. В марте запустим все 9 роботов. Из-за требований карантина мы вынуждены были убрать другой скот и остановить оборудование. Сейчас у нас 620 голов».

Вопрос. Продаете ли скот?

Александр Саяпин: «Бычков продаем всех. А нетели нужны самим. Да, через год у нас будет излишек телок, и будем делать жесткую выбраковку стада, часть телок будем продавать, сейчас они крайне востребованы, и цена на них сейчас очень высокая. Другой вариант — такая скотина нужна самому. На сегодня мы можем ферму на 4 робота в год загрузить собственным скотом. При моей системе содержание коровы с малой удойностью не являются лимитирующим фактором — не важно, сколько стоит скотоместо — места на поле полно. Даже корова с удоем 4500 пусть доится, но, конечно, лучше 12000-14000. Сейчас мы убираем всех кто дает ниже 4500».

Lely-RUS-DNW_03.12.15_1001tema.ru_Filberd_DOK_9370

Вопрос. Какая площадь земли у Вас на корову?

Александр Саяпин: «Это не принципиально, корма я покупаю».

Вопрос. Как организовано кормление зимой?

Александр Саяпин: «Стоят круглые кормушки — бочки без дна, в которые мы ставим разный сенаж. Сейчас мы кормим раз в два дня. Заряжаем кормушки на два дня, и коровы сами выбирают, сколько им чего надо. Силос мы не заготавливаем, только травы, только сенаж. Сенаж в упаковке, а все концентраты в роботе».

Вопрос. Как упакован сенаж?

Lely-RUS-DNW_03.12.15_1001tema.ru_Filberd_DOK_9279

Александр Саяпин: «Я сам корма не заготавливаю, покупаю готовые. Я передал землю в пользование соседу, который заготавливает на ней корма. Себе, мне и всему району. Хотя я уже второй год не получаю того качества корма, который бы мне хотелось».

Вопрос. А какое качество Вам нужно?

Александр Саяпин: «10 мегаджоулей энергии».

Вопрос. А как вы проверяете?

Lely-RUS-DNW_03.12.15_1001tema.ru_Filberd_DOK_9338

Александр Саяпин: «В лаборатории. По близости нормальной лаборатории нет. Потому что те анализы, которая делает районная ветеринарная лаборатория, совсем никуда не годятся. Сейчас я использую лабораторию Cargill. Анализы мне обходятся бесплатно, так как я покупаю у них комбикорм».

Вопрос. А такие вещи, как соевый шрот?

Александр Саяпин: «Нет, мы такое не применяем. Конечно, мы обсуждали состав нашего комбикорма, и мне подошли два вида из постоянно выпускающихся».

Вопрос. Ваше отношение к лейкозу?

Lely-RUS-DNW_03.12.15_1001tema.ru_Filberd_DOK_9307

Александр Саяпин: «На мой взгляд, лейкоз — это способ ведения торговой войны. Европа захотела оградить свой рынок, в рамках ВТО это было нельзя сделать, придумали «страшную болезнь» лейкоз коров, от которой надо Европе срочно избавиться. Это решило две задачи — сократилось количество животных, а было перепроизводство, Европа и защитила свой рынок. Зачем это нам, я не знаю.

Наши ветслужбы борются не за здоровье животного, а с болезнью.

А как проще всего победить болезнь? Перебить всех животных, чтобы они не заболели!»

Lely-RUS-DNW_03.12.15_1001tema.ru_Filberd_DOK_9397

Вопрос. Сколько людей у Вас работает?

Александр Саяпин: «В смену когда 3, когда 4 человека — основных рабочих. Механизатор, телятник и с коровами один занимается. Четвертый — это осеменатор и ветврач. Они меняются по графику: 3 дня в неделю 4 человека, 4 дня в неделю — 3 человека на все 620 голов, это в трех местах расположено друг от друга, на удалении нескольких километров. Мы ветврачу и осеменатору платим по часам, поэтому загружаем их по графику».

Вопрос. Какой у вас сейчас ежедневный надой?

Lely-RUS-DNW_03.12.15_1001tema.ru_Filberd_DOK_9313

Александр Саяпин: «Сейчас около 6 тонн молока. Разливаем в бутылки, как питьевое молоко, делаем творог, сметану, термостатную ряженку, кефир. У нас собственное производство.

Вопрос. Вы роботов зимой не отапливаете?

Александр Саяпин: «Стоят тепловые пушки с терморегуляторами, направленные на роботов. Если температура ниже нуля падает, пушка включается, нагоняет теплый воздух и выключается».

Вопрос. Коровы заходят туда греться?

Ирина Саяпина: «Нет, коровы туда не заходят. На последней ферме мы построили навес для коров, где солома, где, как нам показалось, им комфортнее и удобнее, но на самом деле все коровы лежат в поле, мало кто сидит под этим навесом, и в дождь, и в снег».

Lely-RUS-DNW_03.12.15_1001tema.ru_Filberd_DOK_9394

Вопрос. Какая у вас самая старшая корова?

Ирина Саяпина: «У нас есть корова, мы не знаем, сколько ей лет, судя по кольцам на рогах, у нее более 10 отелов. Она у нас каждый год телится, а сколько до нас было, не известно. И дает 6500 литров молока».

Вопрос. Какой состав стада?

Lely-RUS-DNW_03.12.15_1001tema.ru_Filberd_DOK_9341

Ирина Саяпина: «Голштины на одной ферме, там два робота, на другой, где 4 робота — и гоштины, и датские красные, и наши помеси, которые родились еще в Туле, это смесь голштинов с айширами, с симменталами, и кого там только еще нет. Там у нас коровы разных пород и цветов. Даже мясная крова несколько месяцев доилась. Случайно получилось, решили попробовать, робот справился, но молока там немного».

Вопрос. Вы на производстве используете только свое молоко?

Александр Саяпин: «Были попытки покупать чужое молоко, но молоком его не всегда можно было называть, и мы отказались от таких попыток.

Ирина Саяпина: «Кормят неправильно — белка нет, жира нет — белая жидкость, которую молоком назвать нельзя. Неважно, как подоено, даже с фермы с роботом привозили плохое молоко. Робот отвечает за чистоту, а за то, чем покормили корову, и что она выдает, робот не отвечает. Качество самого роботодоения не сравнится ни с одним доильным залом, ни с одним ответственным дояром. Если что-то не так, то сигнализируется и отсекается в отдельную емкость, то есть никогда ни кровь не попадет, ни мастит, что человеческий глаз может пропустить. Вот это, конечно, качество!»

Lely-RUS-DNW_03.12.15_1001tema.ru_Filberd_DOK_9396

Александр Саяпин: «Вот мы излишки сдаем сейчас в Danon, начиная с августа, где очень придирчивая проверка. Каждая партия у нас ни разу не опустилась с высшего качества. 100% всегда идет, как «Высший сорт», причем с большим запасом.

Средняя геометрическая бакобсемененность идет 15 000, а допустимая — 100 000, то есть почти в семь раз! Белок сейчас 3.62%, жирность 3.8%. Была 3.45, сейчас датчанки добавили жирность.

Я пробовал молоко у другого фермера — жир 3.0, белок 2.8, хотя тоже роботы стоят. Это зависит только от ухода, кормления, породы».

Ирина Саяпина: «Если у людей есть роботы, а они вместо того, что бы комбикорм каждой корове выдавать по ее показателям, в кормушку робота ведром насыпают на глаз. Непонятно, сколько кому и чего досталось. Робот рассчитывает, сколько граммов надо давать на литр, сколько корова дает молока, на столько робот ей и даст комбикорма — индивидуальный подход».

Вопрос. За молоко высшего качества вы получаете большую цену?

Lely-RUS-DNW_03.12.15_1001tema.ru_Filberd_DOK_9352

Ирина Саяпина: «Конечно. Цена растет, если ты долго, а главное, стабильно производишь молоко высокого качества. Если качество падает, то и штрафные санкции предусмотрены.

Вопрос. А вы получаете сертификат «Органик»?

Александр Саяпин: «Этот сертификат подразумевает инспекцию, прежде всего, полей, на которых заготавливают корма. А я корма закупаю. Мой поставщик кормов сейчас проходит сертификацию. Это занимает несколько лет. Если они получат сертификат «Органик», и я буду кормить этой едой коров, то сама система содержания соответствует, и никаких проблем не будет».

Вопрос. Вы грант получили, еще не построились?

Lely-RUS-DNW_03.12.15_1001tema.ru_Filberd_DOK_9351

Александр Саяпин: «Все уже построено. Мы ферму строим за несколько месяцев. Вторую ферму мы построили таким образом — привезли уже скот, нетелей из Польши, на улице отгородили загон, и в этот день приехал экскаватор строить доильный модуль. Через 2 месяца был доильный модуль, через 3 месяца начали доиться. Как раз к этому времени нетели начали телится. Это занимает 3 месяца. Если сейчас я буду знать, куда и по какой цене я выгодно продам молоко, от момента принятия решения и до полного пуска в эксплуатацию, если не будет задержек по поставкам, то в принципе — 3 месяца, и ферма полностью готова».

Lely-RUS-DNW_03.12.15_1001tema.ru_Filberd_DOK_9410

 

 

 

Еще статьи по пресс-брифингу Lely Rus

 

   Lely Rus и лидеры агроСМИ

   Йерун Кейзер ответил на вопросы журналистов

   Саяпины рассказывают о молочном животноводстве

   Александр Саяпин о сельскохозяйственном образовании

   Куда попал в России первый Lely Astronaut?